В
поисках утраченного времени
 
 Ноктюрны мертвых музыкантов убаюкивают город, заснувший навсегда.
Андре Бретон, Филипп Супо
Все это столь отчетливо указывает нам на вездесущее присутствие Души.
Василий Аксенов
 
Многослойная и парадоксальная культура Крыма торжественно расположилась в пространстве мифов и легенд. Она неотделима от сновидений античности, ее образы живут дыханием и покачиванием Средиземноморских реалий в магической речи Гомера.
 
Древняя Эллада, ее руинированные миры, помноженные на архетипы сюрреалистических стратегий легли в основу визуальной философии Юрия Лаптева. Художник, виртуозно владеющий технологиями рисования, естественно как археолог, погружается в слоистые горизонтали нашей постистории, рассматривая ее с дистанции наблюдателя из будущего.
 
«Остров Крым», воспетый М.Волошиным, А.Грином и В.Аксеновым, превращается в композициях Юрия Лаптева в реставрацию утраченной памяти, в коллажное свидетельство застывшего после катастрофы времени.
Читать дальше
Как эпиграф к собственному творчеству художник сознательно цитирует знаменитую работу Сальвадора Дали «Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната за секунду до пробуждения», подчеркивая беззащитную паузу, лакуну, элементарную частицу пространства-времени, в которой скоро может оказаться наша реальность.
 
Еще мгновение, и она потеряет свое равновесие, зависшее в травмированном состоянии, и поезд времени направится в совершенно ином направлении – в предчувствие будущего из утраченного прошлого. 
 
Наша расслоенная память буквально оживает в композициях Юрия Лаптева, она обретает плоть в деталях, неожиданных ракурсах и подробностях ушедшего – в бокалах и зеркалах, стрелках старинных часов, автомобилях, потерявших свою актуальность и оставшихся в иных измерениях.
 
Её образы превращаются в послание, хранящееся в нераспечатанной бутылке, и рифмуются с опустошенным винным сосудом, из которого уже никогда не появится джин.Мечты, неосуществленные, ставшие опредмеченной ненужностью, безделушками, подгоревшими на газовой плите, мечты юноши, размышляющего об открытии Колумба, трансформируются в окаменевший букет, где статуя Свободы олицетворяет метафору потерянной, так и не открытой цивилизации.
 
Игра мнимостями, утраченными ценностями, иллюзиями, миражами переходит у Юрия Лаптева в величественную сцену тотальной катастрофы. Ее энергетика, живущая в обратной перспективе, открывает циклические законы ренессанса и гибели культуры, ее подъемов и спадов.
 
Образность, артистически выявленная, хрупкая и одновременно устойчивая в непреложности видения художника, до предела обнажает всю историю новейшего времени, включая человеческую личность в ее археологию, заявленную как предметный космос.
 
Формула античного философа Протагора «человек – мера всех вещей» оборачивается в топографии художника страдательным залогом, открывая иные смыслы нашей исчезающей реальности, где вещь становится мерилом человека.
 
Именно вещь в этой сюрреалистической концепции переживает реинкарнацию и превращается в субъект. Она уже потеряла свою прежнюю функциональность и начинает существовать в метафизических координатах. Ее лик изменился, но его контуры обрели внятную, хотя и парадоксальную структуру, они уже не будут подчиняться распаду, энтропии, сближаясь с предметным миром Альберто Моранди.
 
Художник бережно сохраняет образ вещи, выявляя все ниши и рельефы ее посткатастрофического тела. Его оптика фиксирует те моменты истории, когда предзнаменование начинает существовать в своей определенности, реализуя локальные или тотальные события предначертанного.
 
В этих событиях сбываются именно сюрреалистические прогнозы, где кажущийся уход от действительности в сновидческие состояния в реальности открывается магическим правдоподобием. Именно аллогическое и парадоксальное оказывается способным в настоящий момент описать наш невозможный мир таким, какой он есть.
 
Сюрреалистические традиции, восстановленные Юрием Лаптевым в современной культуре, вновь наполняются актуальностью. Они, в отличие от своих первоначал 20-х годов прошлого века, направляются не из искусства в жизнь, а напротив, из жизни движутся в сторону искусства, позволяя нам увидеть картину мира в архетипах и реального и невозможного.
 
Образ «улитки на склоне» братьев Стругацких, обладавший уникальным литературным феноменом, в визуальной поэтике Юрия Лаптева транслируется в конкретное стихийное событие, несущее в себе угрозу разрушения культуры и цивилизации.
 
Скрытая тактильность визуальных форм позволяет художнику буквально физически переживать этот невероятный мир, свои сновидения и пророчества, «дотрагиваясь» до поверхности изображения симферопольского железнодорожного вокзала, раковины улитки, летающего замка, затонувшего корабля, засохшего букета, старинного зеркала, ощущая теплоту и особую вещественность фундаментального мира человеческой памяти.
 
Предметы и события в этой системе координат открываются метками судьбы, границей с ирреальным и вместе с тем абсолютной размытостью дистанции между миром повседневности и его символическими смыслами.
 
Юрий Лаптев реально передвигается вдоль силовых линий своих композиций, ощупывая каждую принадлежащую им точку, формируя личную структуру, определяемую собственным внутренним жестом. В её пространстве разыгрывается современная «божественная комедия», раскрывается занавес и оживают персонажи, знаки утраченного времени – окаменевший компьютер, пирамида из бесполезных автомобилей, уставший рояль – любимый объект перформансов сюрреалистов.
 
Технологии бриколлажа, комбинаторики, как указывает Клод Леви-Стросс, «полярных художественных свидетельств» позволяют Юрию Лаптеву обнаружить третье измерение: подлинный образ времени, живущий не по закону «или-или», а в новой логической системе «и то и другое одновременно».
 
В этом универсальном диалоге взаимопротивоположностей и несовместимостей Юрий Лаптев высветил уникальную фазу нашей истории, этот вспоминающий поворот вспять человеческого универсального чувства – к прошлому как будущему, соединив его щемящий визуальный смысл с табуированным социальной драматургией, совсем недавним, но уже «утраченным временем».
 
Виталий Пацюков.Старший куратор Государственного центра современного искусства.
 
 

 

 

Творческая биография:

     Родился в Петропавловске в 1962.
     Закончил крымское художественное училище им. Самокиша - 1986.
     Работы Ю.Лаптева находятся в частных коллекциях: Симферополь,Крым; Одесса, Украина; Киев, Украина; Хайдельберг, Германия; Джерси, США; Москва, Россия..

Последние выставки Ю.Лаптева в Москве:

     2011 г. Участие в выставке "Традиции и современность". Манеж, г.Москва.- - Московский государственный Выставочный зал "Творчество".
     2011 г. 2-ой международный арт-фестиваль «Созвездие видений». Живопись, графика
     2012 «Солнечный свет» ЦДХ.
     2013г. Выставка "Миры и чудодейства" ЦДХ.
     Московский международный художественный салон «ЦДХ-2013».
     Московский международный художественный "САЛОН ЦДХ'14".
     2014 г. Выставка "Крымская весна", Гостиный Двор, галерея “Visions Fine art”.
     2015 г. Выставка «Крым. Возвращение», Московская областная дума.
     2015 г. «Художники Крыма. Возвращение.», мемориальный дом-музей А.Н.Скрябина. .